Материалы

БАШКИРСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ им.М.Гафури государственный  академический. Находится в Уфе. Основан 4 дек. 1919 в г.Стерлитамак как 1‑й Баш. гос. т‑р драмы. В 1922 объединён с Показательным татаро-башкирским театром в Баш. гос. т‑р драмы и переведён в Уфу. В 1935 т‑ру было присвоено звание академического, в 1971 — имя М.Гафури. В 1924—30 в состав т‑ра входил Башкирский Передвижной театр.

Первый худ. рук. и дир. — В.Муртазин-Иманский, возглавлявший с 1907 “Сайяр", “Ширкэт" и др. сценич. труппы, заложившие основы гос. т‑ра. Худ. концепция т‑ра нач. 20‑х гг. представляла собой синтез европ. театр. канонов, реализма и поэтики народного театра. Влияние на эстетику т‑ра также оказала теория драмы и драм. сцены театр. деятеля нач. 19 в. А.А.Шаховского. Репертуар включал спектакли “Салауат батыр" (“Салават-батыр") Ф.М.Сулейманова, “Ғазазил" (“Азазель") Ш.Бабича (в инсц. В.Муртазина-Иманского), “Галиябану" М.Файзи (в ред. В.Муртазина-Иманского), “Ашҡаҙар" (“Ашкадар") М.А.Бурангулова, “Ҡарағол" (“Карагул") Д.Юлтыя, “Башмагым" и “Зөлхәбирә" (“Зульхабира") Х.К.Ибрагимова, “Бәхетһеҙ егет" (“Несчастный юноша") Г.Камала, “Зөләйха" (“Зулейха") Г.Исхаки, “Таһир менән Зөһрә" (“Тагир и Зухра") Ф.Бурнаша, “Дошмандар" (“Враги") Ф.Сайфи-Казанлы и др., а также агитпьесы на злобу дня. Из мировой классики ставились “Эдип батша" (“Царь Эдип") Софокла, “Ирекһеҙҙән табип" (“Лекарь поневоле") Мольера, “Тикшереүсе" (“Ревизор") Н.В.Гоголя, “Кречинскийҙың туйы" (“Свадьба Кречинского") А.В.Сухово-Кобылина и др. В первый состав труппы входили Х.Г.Абжалилов, А.Абзелилов, С.Валиев-Сульва, М.Гайнисламова-Казаккулова, Г.Гумерская, И.Зайни, М.Иманская, Г.Х.Карамышев, Х.Сабитов, Ф.Самитова, Е.Сыртланова-Шляхтина, Р.Урманцева, Г.Г.Ушанов, З. и Р. Якуповы, сценограф С.М.Якшибаев, зав. муз. частью Ибрагимов, комп. М.Р.Калиновский.

С сер. 20‑х гг. осн. направлением деят‑сти т‑ра становится воплощение тем и образов социалистич. рев‑ции и стр‑ва, пропаганда сов. патриотизма. В репертуаре многоактные драмы “Ҡыҙыл йондоҙ" (“Красная звезда") М.Гафури, “Тирмәндә" (“На мельнице") Д.Юлтыя, “Алпамыша" Бурангулова и др. Худ.-сценич. формы произв. того времени тяготеют к принципам синт. т‑ра, соединявшего “искусство Станиславского, биомеханику Мейерхольда, неореализм Таирова" с традициями фольк. т‑ра. Гл. режиссёры: М.И.Мутин, Ш.Вахитов-Шамильский, В.Муртазин-Иманский. В труппу т‑ра пришли актёры Д.Р.Даутова, Х.Бухарский, Г.М.Мингажев, Х.А.Рафикова, Т.Рашитова, М.Г.Хабибуллин, Б.А.Юсупова, кураисты Х.Б.Ахметов, Ю.М.Исянбаев, певец Г.С.Альмухаметов, танцовщик Ф.А.Гаскаров, худ. Р.И.Ибатуллин, С.И.Никандров и др. С открытием в 1926 театр. отделения при Баш. техникуме иск‑в к проф. деятельности на сцене были привлечены учащиеся техникума З.И.Бикбулатова, Т.М.Бикташева, В.Г.Галимов, Б.Г.Имашев, А.К.Мубаряков, А.С.Садыков, А.Г.Садыкова, С.Н.Саитов, Р.С.Сыртланов, Г.Р.Шамуков и др.

В кон. 20‑х — нач. 30‑х гг. Баш. обкомом ВКП(б) был принят ряд постановлений о развитии баш. нац. т‑ра, направленных на углубление общественно-политич. установок в иск‑ве. Сезон 1929—30 стал в истории т‑ра переломным и явился итогом реформат. деят‑сти реж. М.А.Магадеева. С этого времени т‑р перешёл на лит. баш. яз., стал последователем творч. системы К.С.Станиславского и объявил о своей приверженности социалистическому реализму. В 1930 т‑р принимал участие в Всесоюз. олимпиаде т‑ров и иск‑ва народов СССР в Москве. Тогда же был заключён договор о сотрудничестве с Гос. академ. Малым т‑ром. Центр. место в репертуаре т‑ра 30‑х гг. заняли произв. сов. драматургов, отражавшие актуальные проблемы современности. Ставились пьесы о коллективизации и индустриализации: “Завод" и “Үрнәк" (“Образец") А.М.Тагирова, “Һаҡмар" (“Хакмар") и “Дуҫлыҡ һәм мөхәббәт" (“Дружба и любовь") С.М.Мифтахова, “Рельстар геүләй" (“Рельсы гудят") В.М.Киршона, “Күтәрелгән сиҙәм" (“Поднятая целина") М.А.Шолохова, а также историко-рев. пьесы: “Ҡыҙыл Советтар өсөн көрәш" (“За красные Советы") П.А.Арского и В.Муртазина-Иманского, “Һуңлаған фарман, йәки Валидовсылыҡ" (“Запоздавший приказ, или Валидовщина") Ш.Усманова и Магадеева, “Бронепоезд 14-69" Вс.Иванова, “Ҡорос нисек сыныҡты" (“Как закалялась сталь") Н.А.Островского, “Һижрәт" (“Исход") Н.Исанбета и др. Заметным событием в театр. жизни респ. явились постановки произв. классиков: Г.Гейне, Гоголя, М.Горького, Лопе де Веги, Мольера, А.Н.Островского, А.С.Пушкина, Фирдоуси, У.Шекспира, Ф.Шиллера и др. В кон. 20‑х — сер. 40‑х гг. значит. место в репертуаре занимали пьесы, отражающие ист. прошлое баш. народа: “Салауат һәм Пугачёв" (“Салават и Пугачёв") Сулейманова, Д.Юлтыя и В.Муртазина-Иманского, “Ынйыҡай менән Юлдыҡай" (“Ынйыкай и Юлдыкай") Х.Г.Габитова, “Башкорт туйы" и “Шәүрә килен" (“Невестка Шаура") Бурангулова, “Зимагорҙар" (“Зимогоры") Мифтахова, “Ҡарлуғас" (“Карлугас") Б.Бикбая, “Ҡара йөҙҙәр" (“Черноликие") Г.Амири и Галимова по одноим. повести М.Гафури. В этот период в БАТД пришли актёры Л.А.Ахтямова, Ф.М.Галимов, З.С.Игдавлетов, Ф.М.Камалетдинова, Х.И.Кудашев, Мубаряков, Г.З.Сулейманов, Р.Файзи, Р.С.Янбулатова и др., сценографы М.Н.Арсланов, Г.Ш.Имашева, композиторы М.М.Валеев, Т.Ш.Каримов, К.Ю.Рахимов. В т‑ре работали режиссёры Х.Бухарский, В.Г.Галимов, Имашев.

В годы Великой Отечественной войны иск‑во БАТД приобрело ярко выраженное патриотич. звучание. В т‑ре ставились одноактные пьесы С.Агиша, Б.Бикбая, Г.Гумера, Ибрагимова, С.Кулибая и др.; инсценировались сводки Совинформбюро. Коллектив играл на призывных пунктах, в местах формирования воинских частей, в эшелонах, на вокзалах, в госпиталях. С первого дня войны на сцене т‑ра шли спектакли, подготовленные к запланированной в 1941 Декаде баш. лит‑ры и иск‑ва в Москве: “Салауат" (“Салават") Б.Бикбая, “Мылтыҡлы кеше" (“Человек с ружьём") Н.Ф.Погодина, “Ағиҙел ярында" (“На берегу Белой") Р.Нигмати, "Профессор Мамлок" Ф.Вольфа, "Таңсулпан" (“Тансулпан") К.Даяна, “Башҡорт туйы" (“Башкирская свадьба") Бурангулова. Событиям на фронте, жизни тыла были посвящены спектакли “Урман шаулай" (“Лес шумит") Р.Нигмати, “Яу" (“Битва") К.Мэргэна и В.С.Кедрова, “Бер ата балалары" (“Дети одной семьи") Б.Бикбая, “Һүнмәҫ йөрәктәр" (“Неугасимые сердца") и “Бисәкәй" (“Жёнушка") Мубарякова, “Ябырылыу" (“Нашествие") Л.М.Леонова и др.

Кон. 30-х — нач. 50‑х гг. — сложный период в развитии БАТД. Репрессии политические, Вел. Отеч. война, унёсшие жизни мн. мастеров сцены и драматургии, нанесли значит. урон эстетич. тенденциям, заложенным вед. деятелями т‑ра. Худ. рук. т‑ра в эти годы были Х.Бухарский, Имашев, К.Г.Бакиров и Мубаряков. Начатая в кон. 30‑х гг. “чистка" репертуара и сценич. языка с новой силой вспыхнула после войны под лозунгом борьбы с “буржуазным национализмом", “космополитизмом" и “формализмом" в иск‑ве. По указанию парт. органов респ. с репертуара были сняты спектакли “Салауат" (“Салават") и “Ҡаһым түрә, йәки 1812 йыл" (“Кахым-туря, или 1812 год") Б.Бикбая, “Иҙеүкәй менән Мораҙым" (“Идукай и Мурадым") Бурангулова, “Еҙнәкәй" (“Зятёк") Ибрагимова, “Ағиҙел ярында" (“На берегу Белой") Р.Нигмати и др. Ориентиром т‑ра и драматургии стала т.н. “теория бесконфликтности", превалировала “производственная пьеса", обращённая к узким темам и поверхностным явлениям хоз. жизни респ. и страны. Но наиб. реалист. произв. отражали труд. энтузиазм народа, вскрывали серьёзные противоречия соц. жизни: “Бажалар" (“Свояки") И.А.Абдуллина, “Ҡала иртәһе" (“Утро города") К.Мэргэна, “Тальян гармун" (“Тальянка") Г.Г.Ахметшина, “Яҙғы йыр" (“Весенняя песня") Н.Наджми, "Яңғыҙ ҡайын" (“Одинокая берёза") М.Карима. Событием в худ. жизни республики явился спектакль “Батырҙар" (“Герои"), поставленный реж. В.Г.Галимовым по собств. инсц. романа А.А.Фадеева “Молодая гвардия". Из классич. драматургии были поставлены пьесы “Мещандар" (“Мещане") М.Горького, “Бальзаминовтың өйләнеүе" (“Женитьба Бальзаминова") и “Бирнәһеҙ ҡыҙ" (“Бесприданница") А.Н.Островского, “Мөхәббәт менән шаярмайҙар" (“С любовью не шутят") П.Кальдерона, “Тере мәйет" (“Живой труп") Л.Н.Толстого. Спектакли “Отелло" Шекспира, “Ваня ағай" (“Дядя Ваня") А.П.Чехова, “Ҡара йөҙҙәр" (“Черноликие") Г.Амири и В.Г.Галимова по одноим. повести М.Гафури и “Яңғыҙ ҡайын" (“Одинокая берёза") М.Карима были показаны на Декаде башкирской литературы и искусства в Москве (1955). В послевоен. годы в коллектив пришли актёры Г.А.Арсланов, З.Ш.Арсланова, Р.М.Аюпов, Ф.Ф.Вахитов, Г.Г.Гилязев, И.И.Дильмухаметов, К.Н.Назиров, А.З.Нафикова, Д.З.Файзуллина, И.Х.Юмагулов, реж. Е.А.Брилль, М.И.Каширин, Л.М.Прозоровский, сценограф С.М.Калимуллин, музыканты Б.М.Гайсин, А.Д.Галиев, М.А.Рахматуллин.

После 20‑го съезда КПСС (1956), в атмосфере т.н. "оттепели", БАТД предпринял попытки реализовать своё право на самостоят. репертуарную политику. В 1956—71 коллективом руководил гл. реж. В.Г.Галимов. К ист. судьбе, воззрениям и духовному миру баш. народа были обращены его постановки “Айгуль иле", “Ҡыҙ урлау" (“Похищение девушки") и “Йырланмаған йыр" (“Неспетая песня") М.Карима, “Ул ҡайтты" (“Он вернулся") А.К.Атнабаева и др. На эти годы приходится расцвет тв‑ва реж. Ш.М.Муртазиной, воплотившей в своих спектаклях лучшие традиции рус. реалистич. школы, передовой опыт мирового сценич. иск‑ва. Самобытной сценич. трактовкой отличались пьесы “Рәйсә" (“Райса") Н.Асанбаева, “Бер мөхәббәт яҙмышы" (“Участь одной любви") И.А.Абдуллина, “Онотма мине, ҡояш!" (“Не забывай меня, солнце!") А.Х.Абдуллина, “Ай тотолган тондэ" в пост. Муртазиной. Её спектаклям по произв. классич. драматургии были свойственны глубина психол. анализа худ. характеров, богатая образность и предельная обобщённость сценич. действия: “Һуңғы ҡорбан" (“Последняя жертва") А.Н.Островского, “Макбет" и “Ромео менән Джульетта" (“Ромео и Джульетта") Шекспира, “Мөхәммәт, йәки Нур һәм гүр" (“Магомет, или Свет и тьма") Вольтера, “Иванов" Чехова. С сер. 50‑х гг. формируется качественно новый актёрский состав БАТД. В 1959 в труппу т‑ра были приняты выпускники баш. студии ГИТИСа А.Г.Абдразаков, З.К.Атнабаева, В.С.Каримов, Р.Ш.Каримова, Ф.К.Латыпова, Г.А.Мубарякова, Ш.Р.Рахматуллин, Х.А.Сагитов, Г.Б.Сагитова, М.Г.Султанов, М.З.Суяргулов, Х.Г.Яруллин. В 60‑е гг. в коллектив пришли воспитанники театр. отделения Уфим. уч‑ща иск‑в А.А.Абушахманов, И.Г.Валеев, З.С.Валитов, Ф.С.Гафаров, А.Х.Дибаев, Н.И.Ирсаева, Х.К.Мингажева, Р.И.Музагитов, Р.Г.Сайфуллина, С.Г.Сираева, Г.Г.Фахреев, Л.М.Фахреева, Р.И.Хисамова, Т.Д.Хисамова, А.Р.Хусаинов. Сценография была представлена работами Р.М.Арсланова, А.Л.-Х.Гилязева, Т.Г.Еникеева. Муз. часть возглавляли композиторы Каримов, Ш.З.Кульборисов, Р.М.Хасанов.

70—80‑е гг. — период, отмеченный крупными постановками пьес на темы современности. Ёмкие жизненные характеры, волнующие обществ. и морально-этические проблемы были воплощены в спектаклях, поставленных гл. реж. театра в 1971—81 Л.В.Валеевым: “Тиле йәшлек" (“Озорная молодость") И.А.Абдуллина, “Әсә, Ер-әсә" (“Мать-Земля" в собств. инсц. по повести Ч.Т.Айтматова “Материнское поле"), “Зәйтүнгөл" (“Зайтунгуль") Н.Асанбаева, “Ҡыңғыраулы дуға" (“Дуга с колокольчиками") Н.Наджми, “Бергенәм-гөлгөнәм" (“Ненаглядная") М.Х.Садыковой. Спектакль “Ҡыҙыл паша" (“Красный паша") Н.Асанбаева в пост. Валеева был показан на междунар. театр. фестивале (Дамаск, 1986), где получил высокую оценку театр. общественности “за воплощение политики мира и мирного сотрудничества между народами". Худ. принципы Г.А.Товстоногова привнёс в творч. деят‑сть т‑ра реж. В.К.Сайфуллин: “Балаҡайҙарым" (“Дети мои") Атнабаева, “Ай булмаһа, йондоҙ бар" (“Одинокая") Т.Г.Миннуллина, “Ата йорто" (“Отчий дом") по пьесе А.Ф.Коломийца “Дикий ангел". Проблематика эпохи, осмысление нравств. оскудения об‑ва нашли отражение в его постановках на морально-этич. темы: “Ғүмер ике килмәй" (“Жизни счастливый миг") А.М.Мирзагитова, “Операция" и “Иҫке фатир" (“Старая квартира") Г.Г.Шафикова, "Аманатҡа хыянат" ("Измена предкам") Ф.В.Богданова, “Миләш-Миләүшә" (“Миляуша, Горькая рябина") Н.Асанбаева. В эти годы в БАТД работали также режиссёры Аюпов, Г.Г.Гилязев, приглашались постановщики из др. регионов. В рамках Фестиваля польской драматургии в СССР (1976) режиссёр из Польши И.Цивиньская поставила на сцене БАТД спектакль “Улар дүртәү" (“Их четверо") Г.Запольской, принёсший т‑ру много актёрских наград. В 70‑е гг. в коллектив т‑ра вошли выпускники Уфим. уч‑ща иск‑в и УГИИ Т.Д.Бабичева, И.И.Газетдинова, Р.Т.Гандалипова, Р.Х.Загитов, С.Курбангалеева, Б.Г.Муллабаев, Р.Р.Набиуллин, О.З.Ханов. С сер. 80‑х гг. труппу пополнили актёры Ш.С.Алсынбаев, И.И.Гумеров, Ш.И.Дильмухаметова, Г.Х.Маликова, И.Ш.Саитов, Х.Г.Утяшев, М.Г.Хайруллина, И.А.Юмагулов, Э.А.Юнусова и др. Сценографами продолжали работать Имашева, Еникеев. Муз. оформление спектаклей осуществляли комп. Х.Ф.Ахметов, Р.Х.Газизов, З.Г.Исмагилов, Кульборисов, Хасанов и др.; постановку танцев — Р.С.Бадретдинов, Х.Ф.Мустаев, Т.Ш.Худайбердина и др. С 1981 гл. реж. т‑ра стал Р.В.Исрафилов, уже в первых своих постановках сочетавший смелые новаторские решения с бережным отношением к нац. традициям и классич. наследию — “Тапшырылмаған хаттар" (“Неотосланные письма") А.Кутуя, “Яҙмыштарҙан уҙмыш бар!.." (“И судьба — не судьба!.." в собств. инсц. повести М.Карима “Оҙон-оҙаҡ бала саҡ"), “Айһылыуҙың айлы кистәре" (“Лунные вечера Айхылу") И.А.Абдуллина, “Әсәләр көтәләр улдарын" (“Матери ждут сыновей") Мирзагитова, “Ташлама утты, Прометей!" (“Не бросай огонь, Прометей!") М.Карима и др.

В 1985—2005 были осуществлены постановки спектаклей, в к‑рых отразились обществ.-полит. и соц.-экон. изменения в совр. об‑ве (дем. нормы, свобода слова, политика гласности в обществ. жизни). Средоточием складывающихся худ. идей и сценич. форм явились спектакли Исрафилова “Юлдар өҙөлгәндә" (“В распутицу") Атнабаева, “Ярлыҡау" (“Помилование" в собств. инсц. одноим. повести М.Карима), “Ун өсөнсө председатель" (“Тринадцатый председатель") и “Һуңғы уҙаман" (“Последний патриарх") А.Х.Абдуллина. Постановка “Ҡанатланып ос һин, Толпарым!" (“Вознесись, мой Тулпар!") Ф.М.Булякова была признана победителем в номинациях “Лучшая режиссёрская работа" и “Лучшая женская роль" на фестивале “Туганлык" (1991). Острым сатирич. звучанием выделялись спектакли Исрафилова “Әстәғәфирулла!" (“О, ужас!") Н.Гаитбая, “Иҫ китмәле мөгөҙлө шәп ир" (“Великодушный рогоносец") Ф.Кроммелинка, “Һөйәһеңме — һөймәйһеңме?" (“Любишь — не любишь?") и “Бибинур, ах, Бибинур!" (в 1996 спектакль удостоен Гос. пр. РФ) Булякова. В этих и др. произв. сатирич. характера сформировался жанр эксцентрич. комедии, в т.ч. фарс и трагифарс, определившие новые св‑ва поэтики и стилистики нац. сцены в направлении совр. культуры — постмодернизме. Критич. пафосом были наделены пьесы “Төнгө ҡунаҡ" (“Ночной гость") Богданова, “Законлы никах менән!" (“С законным браком!") Атнабаева, “Әжәлгә дарыу бар, тиҙәр..." (“Есть лекарство от смерти...") Ш.Р.Рахматуллина и др. Переходный период кон. 90‑х — нач. 2000‑х отмечен также постановками в совр. интерпретации драм. произведений, к‑рые раньше шли на сцене БАТД: “Рәйсә + Фәйзи" (“Райса + Файзи") по дилогии “Рәйсә" и “Фәйзи" Н.Асанбаева, “Ул ҡайтты" (“Он вернулся") Атнабаева, “Нәркәс" (“Нэркэс") Юмагулова, “Ай тотолған төндә" (“В ночь лунного затмения"), “Айгөл иле" (“Страна Айгуль"), “Киске табын" (“Вечерняя трапеза"; все — М.Карима), “Шундай оҙаҡ көттөм һине" (“Я так долго ждал тебя") Н.Гаитбая, “Йәрем минең, Алиһәм!" (“Возлюбленная") Р.Ф.Байбулатова, “Хушығыҙ!" (“Прощайте!") Миннуллина и др.

В эти годы худ. рук‑во т‑ром осуществляли Мубарякова (1996—97), А.А.Надыргулов (1997—2000); постановочную работу также осуществляли Н.Д.Абдыкадыров, И.Г.Гилязев, Б.Н.Ибрагимов, Г.М.Ильясова, А.А.Нурмухаметов и др. Среди постановок Надыргулова выделяются спектакли “Илай белмәгән ҡатын" (“Женщина, которая не умела плакать") по пьесе Э. де Филиппо “Филумена Мартурано", “Талаҡ, талаҡ!.." (“Камикадзе") и “...Шайморатов-генерал" (“...Шаймуратов-генерал") Булякова, “Көнләш, Америка, көнләш!" (“Завидуй, Америка, завидуй!") С.Я.Латыпова и Х.Г.Фатиховой. Новаторским прочтением отличались спектакли “Сыңғыҙхандың һуңғы төйәге" (“Последнее море Чингисхана" Абдыкадырова в собств. пост., 2000), “Айғырыңды үтескә бир!.." (“Одолжи мне жеребца!.." Р.М.Кинзябаева в пост. М.И.Рабиновича); “Ғәйепһеҙ ғәйеплеләр" (“Без вины виноватые" А.Н.Островского), “Алдан түләйем!" (“Плачуј вперёд!" Н.М.Птушкиной; обе — в пост. И.Г.Гилязева). Стремлением к филос. осмыслению ист. процессов и духовной связи между поколениями отличаются трагедии “Аттила" Шафикова в пост. П.А.Шеина, “Салауат. Өн аралаш ете төш" (“Салават. Семь сновидений сквозь явь") М.Карима и “Һуңғы Ғәйнә" (“Последний из рода Гэйнэ") А.М.Идельбаева в пост. И.Г.Гилязева, “Сәсәндәр" (“Сэсэны") Юмагулова в пост. А.И.Юмагулова. Ист. жанр был представлен также реконструкцией Н.Гаитбаем драмы М.Гафури “Ҡыҙыл йондоҙ" (“Красная звезда") и героич. драмой Н.Асанбаева “Әхмәтзәки Вәлиди Туған (“Ахметзаки Валиди Тоган"). В 90‑е гг. в коллектив вошли актёры Г.С.Алтыншин, А.Х.Амиров, Г.И.Амирова, И.А.Баимов, С.И.Байзигитов, С.А.Буранбаева, А.В.Галина, А.Ф.Гафаров, А.Н.Зиганшин, Х.Ф.Муртазин, Г.Б.Суфиянова, Г.Л.Фархиева, С.Ф.Хакимова, А.И.Юмагулова и др. Оформление спектаклей осуществляли комп. М.Х.Ахметов, Н.А.Даутов, У.М.Идельбаев, С.А.Низаметдинов, Р.Р.Сагитов, И.М.Халилов, сценографы Д.Р.Арсланова, Ф.А. и Э.Р. Гиззатуллины, А.Л.-Х.Гилязев, Ю.Ш.Нурматов, хореографы Г.Р.Абсатарова, С.Р.Аскарова, З.С.Исмагилов, И.Н.Филиппова и др.

С сер. 2000‑х гг. т‑р осваивает новые формы и средства сценич. выразительности: эксцентрич. комедия “Минең ҡатынымдың исеме Морис" (“Мою жену зовут Морис") Р.Шарта, психологич. боевик “Кәкүк ояһы" (“Полёт над гнездом кукушки") А.А.Абушахманова по одноим. роману К.Кизи, совр. притча “Сабырҙар һәм сәйерҙәр" (“Институт Бенджамента") по роману “Якоб фон Гунтен" Р.Вальзера. Темы вероисповедания, моральных законов ислама подняты в спектаклях “Өҙөлгән туй" (“Прерванная свадьба") Атнабаевой, “Мулла" и “Яратыу гонаһмы?" (“Грешно ли любить?") Миннуллина. В кон. 90‑х — нач. 2000‑х гг. труппу пополнили актёры Ф.М.Аллаярова, А.И.Бахтиева, И.А.Булатов, Р.И.Галимов, Ф.Р.Гарипов, Р.Р.Динмухаметова, Р.Р.Кагарманова, А.А.Янбеков; в 2007 — выпускники целевого набора Театр. уч‑ща им. М.С.Щепкина (Москва) У.Ф.Аминов, Р.М.Баймурзин, А.З.Кабиров, М.Р.Сираева и др. Постановки осуществляли А.А.Абушахманов (с 2005 гл. режиссёр), Н.В.Искандарова, М.Г.Кульбаев, Р.М.Хакимов; худ. оформление — Р.Р.Баймухаметов, Д.П.Хильченко, К.Чарыев; муз. — Идельбаев, Ю.Х.Узянбаев и др.

БАТД гастролировал по России и за рубежом (Италия, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Турция и др.). С 2001 ген. дир. Г.С.Муратова, с 2007 —  Р.А.Исмагилов, с 2011 — Утяшев. В 1922—65 т‑р располагался в здании БГТОиБ (см. Аксаковский народный дом), с 1965 имеет собств. здание по ул. Заки Валиди (реконструировано в 1993—2000). Здание является памятником архитектуры 20 в. В 1959 создан музей т‑ра. БАТД награждён орд. Тр. Кр. Знамени (1970).

Лит.: Мортазин-Иманский В.Ғ., Ченәкәй Т. Татар театры тарихынан. М., 1926; Зөбәиров Ә.Ф. Башҡорт дәүләт күсмә театры ауылдарҙа. Өфө, 1928; Мәһәҙиев М.Ә. Театр тураһында: Мәҡәләләр йыйынтығы. Өфө, 1962; Башкирский государственный академический театр драмы. Уфа, 1969; Кусимова С. Театр юлы = Путь театра. Уфа, 2004.

С.С.Саитов

 

Текст на башкирском языке

Театры Башкортостана

http://bashdram.ru/

ГАФУРИ Мажит

Яндекс.Метрика