Материалы

САЛАРСКИЙ ЯЗЫК, один из тюркских языков огузской группы. Нац. язык саларов. Распространён в нек‑рых зап. р‑нах Китая (в осн. Сюньхуа-Саларском авт. уезде пров. Цинхай). Число говорящих — ок. 90 тыс. чел. (1992). Наиб. близок к туркменскому языку. Предполож., восходит к яз. племени салгур (11 в.). Совр. С.я. является яз. бытового общения. С.я. не имеет чётко выраж. диал. членения, выделяются группы зап., вост. и переходных говоров. На граммат. и лексич. систему оказали влияние кыпчакские языки, монгольские языки и кит.-тибетские языки. В фонетике оппозиция согл. по глухости и звонкости не является существенной; наблюдается ассимиляция согл. [t]>[n], [x]>[k], [c]>[s], [n]>[f] и др.: “anten” (оттуда) an[t]en — an[n]en, “emex kelegen” (просивший хлеб) eme[x] kelegen — eme[k] kelegen, “ičsa” (если пьёт) i[č]sa — i[s]sa; чередование гласных [a]/[e]: “apa” (отец) — “apem” (мой отец), “pafa” (ребёнок) — “pafem” (мой ребёнок). Особенности морфологии: категория принадлежности имеет единую форму для ед. и мн. числа, ср.: сал. “kakam” (мой брат и наш брат) — баш. “ағайым” и “ағайыбыҙ”, “pašiƞ” (твоя голова и ваша голова) — “башың” и “башығыҙ”; показателем родит. падежа является аффикс ‑ni/gi, ср.: сал. “gofnigi” (руки) — баш. “ҡулдың”, “elni” (страны) — “илдең”; отрицат. форма глагола наст. времени образуется сочетанием основы со словом “joxtyr”/“joxar” (нет, не имеется), ср.: сал. “giljoxtyr” (не приходит) — баш. “килмәй”. В основе словарного состава С.я. лежит общетюрк. лексика; значит. ч. составляют заимствования из кит. яз., а также из арабского языка, персидского языка, монг. и тибетского языков. В синтаксич. строе С.я. логич. и эмоц. выделение члена предложения сопровождается его перемещением, напр., сказуемое на месте подлежащего: “nene pu uškurgunȝux kelȝe” (снова те три голубя прилетели) прямой порядок слов; “nene kelȝe pu uškurgunȝux” (снова прилетели те три голубя) — обратный порядок слов.

Лит.: Тенишев Э.Р. Строй саларского языка. М., 1976.

Ф.Г.Хисамитдинова

Яндекс.Метрика