Материалы

ТЮРКИ УРАЛО‑ПОВОЛЖЬЯ, урало‑поволжский тюрки, старотюркский язык, книжно-письм. язык сер. 13 — нач. 20 вв., одна из регион. разновидностей тюрки. Сформировался на основе караханидско‑уйгур. и хорезмско‑тюрк. лит. языков (см. Древнеи среднетюркские литературные языки). Употреблялся башкирами и татарами. Использовался в русско‑нац. дипломатич. и деловой переписке, являлся языком местного делопроизводства. На Т.У.‑П. издавались книги (см. Книгоиздательское дело), газеты и журналы, велось обучение в медресе, русско‑башкирских училищах, создавались произв. худ. лит‑ры и т.д. Для Т.У.‑П. использовалось арабское письмо. Наиб. ранний пам. — “Кисса‑и Йусуф” Кул Гали. В развитии Т.У.‑П. выделяют неск. этапов: 1) в Т.У.‑П. 1‑й пол. 13 в. одинаково функционируют особенности др.‑уйгур. яз., булгарского языка, огуз. и кыпчакских языков. Осн. особенности: употреблялись др.‑уйгур. и кыпч. формы аффикса исходного падежа ‑дын /‑дин и ‑дан/‑дән, напр., “күзләрендин йәшләр аҡты” (из глаз капали слёзы), “уйҡудан, йемәкдән, ичмәкдән мәхрүм ҡалды” (лишился сна, желания есть и пить); в винит. и дательно‑направит. падежах — огуз. аффиксы ‑е/‑и, ‑а/‑ә (‑йа/‑йә), напр., “өнеме ишед” (услышь мой голос), “сөчеңези белдем” (узнал ваш грех), “зиндана яҡын килде” (подошёл близко к зиндану); причастия прошедшего времени на ‑ан/‑ән, ‑мыш/‑меш, напр., “күрән кеше” (видевший человек), “ачыҡмыш бүре” (проголодавшийся волк); для реализации повелит. формы глагола использовалась основа глагола без аффикса или с аффиксом ‑ғыл/‑гел, напр., “эшлә”/“эшләгел” (работай), “аңла”/“аңлағыл” (пойми) и др. Лексику составляли кыпч. и огуз. слова, имелся определённый пласт заимствований из арабского языка и персидского языка; 2) в Т.У.‑П. 2‑й пол. 13—15 вв. преобладали кыпч. элементы, хотя было значительным влияние османского и чагатайского письм. лит. языков. Осн. особенности: доминирование [й] в анлауте, напр., “йаҡшы” (хороший), “йаңы” (новый); сохранение в ауслауте нек‑рых слов согл. [к], [ҡ], [ғ], напр., “кичик” (маленький, малый), “ҡороҡ” (сухой), “олуғ” (большой, великий); употребление наряду с причастием на ‑ған/‑гән формы причастия на ‑мыш/‑меш, напр., “тулған ай кеби” (словно полная луна), “ҡачмыш ҡол” (бежавший раб); при доминировании кыпч. аффиксов дательно‑направит. падежа ‑ҡа/‑кә, ‑ға/‑гә использование огуз. аффиксов ‑а/‑ә (‑йа/‑йә), напр., “ханға” (к хану), “сүзгә” (к слову), “гөзләрә” (к глазам), “Болғара” (в Булгар), “Мәдинәйә” (в Медину); выражение действия наст. и будущего времени глагольной формой на ‑ар/‑ур, напр., “бөгөн шөкрин ҡылурмын” (сегодня благодарю тебя/сегодня буду благодарить тебя), “шәһдиғә охшар” (похож на мёд/будет похож на мёд) и др. Большое кол‑во арабизмов и фарсизмов; 3) для Т.У.‑П. 16—18 вв. характерно преобладание кыпч. черт с незначит. влиянием османских и чагатайских элементов. Наблюдается постепенное сближение с нар.‑разг. яз., в частности, на терр. Башкортостана — с нар.‑разг. башкирским языком и яз. фольклора. Осн. особенности: параллельное употребление в нач. слов [д] и [т], [б] и [в], [б] и [м], напр., “дөш” /“төш” (сон), “бар”/“вар” (есть), “бән”/“мән”/“мин” (я), “бең”/“мең” (тысяча); использование тюрк. форм вместо арабо‑перс., напр., отрицания — “хаҡсыз” вместо “бихаҡ” (без права), мн. ч. — “халайыҡлар” (люди); выражения мн. ч. 1‑го и 2‑го лица категории принадлежности при помощи аффиксов ‑мыз/‑мез, ‑ңыз/‑ңез, напр., “дуслыҡымыз” (наша дружба), “ҡулуңыз” (ваша рука) и др. Лексика пополнилась заимствованиями из русского языка; 4) в Т.У.‑П. 19 — нач. 20 вв. усиливалось сближение с нар.‑разг. яз. и яз. фольклора. Осн. особенности: расширилась сфера употребления форм на ‑ҡа/‑кә, ‑ға/‑гә вместо ‑а/‑ә в дательно‑направит. падеже, напр., “арысланға”; ‑дан/‑дән, ‑тан/‑тән вместо ‑дын/‑дин в исходном падеже, напр., “кешеләрдән”; вытеснились традиц. варианты падежных форм и в притяжат. склонении — ‑ына/‑енә вместо ‑ыйа/‑ейә в дательно‑направит. падеже, напр., “уғлына”, ‑ын/‑ен вместо ‑ыны/‑ене в винит., напр., “хал‑ҡын” и др. Входят в активное употребление исконно баш. слова и фразеологизмы (см. Фразеология).

В нач. 20 в. на основе синтеза Т.У.‑П., особенностей баш. нар.‑разг. речи и яз. фольклора (особенно в области лексики) начинает формироваться т.н. старобаш. лит. язык, к‑рый использовался до 20‑х гг.

И.Г.Галяутдинов

 

БАШКИРСКИЙ ЯЗЫК

См. также

БАШКИРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

КНИЖНО‑РУКОПИСНЫЕ ФОНДЫ

ПИСЬМЕННОСТЬ БАШКИРСКАЯ

ТЮРКИ

 

 

Яндекс.Метрика