Материалы

ТЕАТРАЛЬНАЯ МУЗЫКА, музыка в спектаклях драм. т‑ра. В синтезе с др. видами иск‑ва Т.м. служит эмоц. фоном действия, характеризует персонажи, соц. среду, передаёт ист. и нац. колорит, выделяет осн. этапы развития конфликта, иногда повествует о происходящих вне сцены событиях, способствует выявлению замысла спектакля. Т.м. может быть обусловлена сюжетом пьесы и предусмотрена драматургом (звуковые сигналы, песни, танцы, игра на муз. инструментах и т.п.) или включена в ходе постановки для более полного выражения концепции режиссёра (подобрана из ранее созданных произв. или сочинена специально для спектакля). Возрастание роли Т.м. обусловило возникновение смешанных жанров: муз. драмы, музыкальной комедии, мюзикла и др.

В Башкортостане интерес к Т.м. возник в нач. 20 в. Музыка стала неотъемлемой частью постановок трупп “Нур”, “Сайяр” и др. Развитие баш. Т.м. связано с деят-стью появившихся после 1917 проф. театров, в частности, 1‑го Баш. гос. т‑ра драмы (см. Башкирский театр драмы). В репертуаре 20‑х гг. преобладали фольклорно‑этногр. Пьесы на сюжеты баш. нар. песен и легенд или обрядов: “Ашҡаҙар” (“Ашкадар”) и “Шәүрәкәй” (“Невестка Шаура”) М.А.Бурангулова, “Ынйыҡай менән Юлдыҡай” (“Ынйыкай и Юлдыкай”) Х.Г.Габитова (все — вмуз. оформлении Х.К.Ибрагимова). Особую популярность приобрёл спектакль “Башкорт туйы” (1928; реж. В.Муртазин-Иманский, комп. Ибрагимов и И.В.Салтыков), к‑рый неоднократно возобновлялся в др.муз. оформлении: К.Ю.Рахимова (1929), М.М.Валеева (1936), З.Г.Исмагилова (1940) и др. Музыка в этногр. пьесах была основана на нац. фольклоре, песни и наигрыши включались в действие, звучали перед началом спектакля и в антрактах.

На раннем этапе развития Т.м. осн. жанром стала муз. комедия, ярким образцом к‑рой является спектакль “Башмагым”, где музыка равноправна театр. началу: вок. номера применяются для характеристики персонажей, ансамбли способствуют динамизации действия, неоднократное проведение темы одноим. песни придаёт ей значение лейтмотива. В последующих постановках пьесы муз. оформление осуществляли Валеев (1937), Т.Ш.Каримов (1956), Ш.З.Кульборисов (1978), У.М.Идельбаев (2004). В 1927 при муз. части БАТД был создан анс. баш. нар. инструментов (гармонь, курай, скрипка; худ. рук. Ибрагимов; см. Инструментальные ансамбли), в 30‑е гг. — оркестр (Валеев), что расширило возможности муз. оформления. Ведущим кураистом в оркестре т‑ра был Г.Г.Ушанов, трубачом — Р.А.Муртазин, с 1934 в качестве кураиста начал свою творч. деят‑сть Исмагилов. Для повышения проф. уровня артистов была организована драм. студия при т‑ре, где Валеев проводил муз. занятия и обучал двухголосному хоровому пению. Кол‑во муз. номеров в спектаклях уменьшается, однако их функции расширяются. Валеев вводит оркестровую увертюру (“Башмағым” — “Башмачки”), хор выступает как действующее лицо. В спектакле “Ҡара йөҙҙәр” (“Черноликие”) Г.Амири и В.Г.Галимова по одноим. повести М.Гафури он использует метод муз. поляризации противостоящих образных сфер (при помощи ладогармонических и тембровых контрастов), усиливая драм. конфликт.

В годы Великой Отечественной войны наряду с героико-патриотич. драмами (“Ватан өсөн” — “За Родину” и “Партизан ҡыҙ” — “Партизанка” Ибрагимова в его же муз. оформлении) ставятся муз. комедии (“Машдибад” В.Нуримбекова; Валеев), водевили. В послевоен. период с БАТД сотрудничают композиторы Исмагилов, Т.Ш.Каримов, Кульборисов, Муртазин. В комедии “Тальян гармун” (“Тальянка”) Г.Г.Ахметшина комп. Валеев объединяет соч. многократным проведением одноим. песни, значение к‑рой к финалу возрастает: создающая в начале непритязат. бытовой фон, в конце спектакля она становится коллективной характеристикой сел. молодёжи.

В БАТД на развитие Т.м. негативно отразилась приостановка в 1956 — нач. 70‑х гг. деят‑сти его оркестра. Преим. осуществляются постановки в муз.оформлении Т.Ш.Каримова: “Ай тотолган тондэ” и “Ҡыҙ урлау” (“Похищение девушки”) М.Карима, “Әсә, Ер-әсә” (“Мать‑Земля”) по повести “Материнское поле” Ч.Т.Айтматова, “Утлы өйөрмә” (“Огненный вихрь”) А.М.Мирзагитова и др. В драме “Ҡаһым түрә, йәки 1812 йыл” (“Кахым-туря, или 1812 год”) Б.Бикбая в муз. оформлении Исмагилова отд. фрагменты выполняют функцию раскрытия действия (напр., прохождение конницы передано исключительно муз. средствами). В спектакле “Салауат. Өн аралаш ете төш” (“Салават. Семь сновидений сквозь явь”) М.Карима музыка Исмагилова задаёт ритм действия.

В 1970—85 активно работают в области Т.м. баш. композиторы — выпускники УГИИ (см. Искусств академия) и др. вузов страны (М.Х.Ахметов, Р.Х.Газизов, Н.А.Даутов, А.Т.Каримов, Р.М.Хасанов и др.). В БАТД был организован небольшой оркестр, где наряду с традиц. симф. инструментами применялись электрогитары, синтезатор. В спектакле “Ҡыҙыл паша” (“Красный паша”) Н.Асанбаева углубляется психологизм муз. номеров: для передачи напряжённости драм. развития внутр. коллизии, маскируемого внеш. сдержанностью героя‑дипломата, М.Х.Ахметов применяет тембровое варьирование ведущих лейтмотивов, полифонич. соединение контрастных тем. Песня “Мәрәһим йыры” (“Песня Марагима”) Хасанова в драме “Яҙмыштарҙан уҙмыш бар!..” (“И судьба — не судьба!..”; инсц. повести М.Карима “Оҙон‑оҙаҡ бала саҡ” —“Долгое‑долгое детство”) выполняет разл. функции — от эмоц. фона до выделения образов гл. действующих лиц в массовой сцене.

В последующие годы Т.м. получила развитие в тв‑ве Хасанова (“Ғәлиә” — “Галия” Р.В.Исрафилова по одноим. повести Т.Тагирова), Кульборисова (“Еҙнәкәй” — “Зятёк” Ибрагимова), Идельбаева (“Ғәйепһеҙ ғәйеплеләр” — “Без вины виноватые” А.Н.Островского, “Минең ҡатынымдың исеме Морис” —“Мою жену зовут Морис” Р.Шарта), Ю.Х.Узянбаева (“Мөхәббәт ҡарағы” — “Узурпатор любви” Ф.М.Булякова) и др.

В спектаклях Русского драматического театра в 30‑е гг. муз. оформление осуществляла Л.Н.Сушкова, в послевоен. период — также Т.Ш.Каримов, Рахимов, с нач. 70‑х — Газизов, А.Т.Каримов, С.С.Миролюбов, Хасанов, с 1985 — М.Х.Ахметов, Даутов, Идельбаев, С.А.Низаметдинов, Р.Р.Сагитов, И.М.Халилов и др. Глубоким эмоц. воздействием, яркими образными характеристиками отличалась музыка А.Т.Каримова к комедии “Дон Сезар де Базан” Ф.Дюмануара и А.Деннери, Газизова к драме “Мамаша Кураж и её дети” Б.Брехта, Л.Казаковой и В.Сенчилло к комедии “Касатка” А.Н.Толстого и др. В кон. 1990 —2000‑х гг. взаимодействие музыки, пластики, худ. оформления присуще спектаклям синт. типа: “Снегурочка” Островского, “Ваша сестра и пленница...” Л.Н.Разумовской, “Чёрный иноходец” Г.Г.Шафикова (все — подборка муз. произв. разл. авторов). В репертуар тат. т‑ра “Нур” вошли муз. комедия “Аршин мал алан” У.А.Гаджибекова, “До третьих петухов” по пьесам “Первый театр” Г.Камала и “Молодёжь не проведёшь” М.Файзи (обе — комп. А.В.Карташов), “Башмачки” Т.Гиззата и Дж.Файзи, “Амурные истории” И.Х.Юмагулова (А.М.Набиев), блюз‑комедия “Не уходи в ночь” А.Винокурова (С.Ф.Нурисламов); муз. драмы “Платочек юности моей” Т.Г.Миннуллина (Низаметдинов),“Угасшие звёзды” К.Г.Тинчурина (Сагитов); муз. сказки “Лесная сказка” С.Кудаша (Набиев), “Похождения Былтыра” М.М.Фатыхова по произв. Г.Тукая и “Волшебная мелодия” Р.Корбана (обе — Л.Ф.Баярс) и др. Уникально в практике драм. театров РБ включение четырёхголосного хора в оформление муз. драмы “Гуси‑лебеди” Р.А.Сафина (А.С.Акчурин).

Национальный Молодёжный театр сотрудничает с баш. композиторами Низаметдиновым (“Салауат” — “Салават” по трагедии “Салауат. Өн аралаш ете төш” М.Карима), Халиловым (“Уйындан —уймаҡ” — “И в шутку и всерьёз” Ш.Р.Рахматуллина), Р.Х.Сахаутдиновой (“Иҙеүкәй менән Мораҙым” — “Идукай и Мурадым” Бурангулова). Отличит. чертой тв‑ва Сагитова является использование “живого” звучания муз. инструментов (партию баяна исполняет он сам); им осуществлено муз. оформление большого количества спектаклей, в т.ч.: “Беҙҙең өйҙөң йәме” (“Радость нашего дома”) по произведениям М.Карима, “Тиль” Г.И.Горина, “Дала ҡиссаһы” (“Половецкая мистерия”) Булякова.

В Туймазинском драматическом театре муз. комедия “Ай да невестка!” Л.В.Валеева (комп. А.А.Имаева) отмечена меткостью и остроумием характеристик, Халиловым представлен собств. вариант адаптации муз. комедии “Аршин мал алан” Гаджибекова.

В Салаватском драматическом театре Я.Х.Шариповым предпринята попытка возрождения исходного муз. текста спектакля “Башмачки” Ибрагимова.

На сцене Сибайского театра драмы поставлена муз. комедия “Ҡоҙаса” (“Свояченица”) Б.Бикбая (Исмагилов), первоначально созданная для Театра оперы и балета. Многочисленность кратких муз. фрагментов, условность действия, адресованность дет. аудитории формируют специфику использования Т.м. в спектаклях Театра кукол: “Урал-батыр” Шафикова (композитор Х.Ф.Ахметов), “Белый пароход” А.Б.Баранова по одноим. повести Айтматова (Миролюбов), “Эгле — королева ужей” В.Г.Миодушевского по одноим. поэме-сказке С.Нерис (А.К.Березовский), “Орлёнок учится летать” А.С.Фаткуллина и Д.А.Рашкина (Кульборисов), “По щучьему велению” Е.Я.Тараховской (М.С.Фаттахутдинова) и др. Часто Т.м. выходит за рамки спектакля; нек‑рые произв. применяются для создания др. муз. жанров. Музыка Валеева к драме “Һаҡмар” (“Хакмар”) С.М.Мифтахова легла в основу первой баш. одноим. оперы, музыка Х.Ф.Ахметова к пьесе “Урал-батыр” переросла в одноим. симф. картину, Березовского к спектаклю “Эгле — королева ужей” — ораторию-балет.

Лит.: Шумская Н. Первая башкирская музыкальная комедия //Советская музыка.1960. №2; Сказительское и литературное творчество Мухаметши Бурангулова. Уфа, 1992.

Т.С.Угрюмова

Музыкальные направления

См. также

МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМЕДИЯ

Яндекс.Метрика