Материалы

МОНГОЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ, группа родств. языков. М.я. распространены в Афганистане, Китае, Монголии, а также в Бурятии, Калмыкии и нек‑рых др. регионах РФ. Число говорящих ок. 7 млн. человек. М.я. сформировались в 14—16 вв. в результате развития диалектов единого монг. языка. Для образовавшихся самостоят. яз. характерна типол. близость на фонет., морфол. и синтаксич. уровнях.

Гласные бол‑ва совр. М.я. делятся на краткие, долгие и дифтонги; в нач. слова не употребляются согл. [р], [л]; в кон. слога звонкие согл. оглушаются. В структуре слов М.я. выделяют живой и мёртвый виды корня: живой корень служит базой для словообразования и словоизменения, мёртвый представляет собой первичную граммат. основу, от к‑рой при помощи последоват. ряда аффиксов образуются вторичные, третичные и т.д. основы, напр.: “ажил” (работа) — “ажилчин” (рабочий) — “ажилла” (работать) — “ажиллагаа” (деятельность) и др.

Синтаксич. особенности: при наличии количеств. определения определяемое, как правило, остаётся в форме единств. ч.; в предложениях функционирует т.н. групповое склонение (изменение формы слова последнего из однородных членов).

М.я. делятся на осн. (бурятский, калм., монг. яз.) и маргинальные (баоаньский, дагурский, дунсянский, могольский, монгорский, шира-югурский яз.). Разграничивают также М.я. в зависимости от наличия сингармонизма (бурятский, калм., монг.) и его отсутствия (баоаньский, дагурский, дунсянский, монгорский). Башкирский язык, как и др. тюркские языки, обнаруживает фонет., морфол., синтаксич. сходства с М.я.; в лексике имеется значит. число общих по структурным и семантич. признакам слов.

Лит.: Ишбердин Э.Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка. М., 1986; Щербак А.М. Тюркско-монгольские языковые контакты в истории монгольских языков. СПб., 2005.

Э.Ф.Ишбердин


Группы и семьи языков

Яндекс.Метрика