Материалы

МЕДВЕДЯ КУЛЬТ, религ. почитание, осн. на представлении об определ. родстве между человеком и тотемным ж‑ным — медведем, наделении его сверхъестеств. св‑вами. У башкир элемент традиц. доисламских верований. Видоизменившись, частично сохранился и нашёл отражение в разл. аспектах традиц. культуры.

В баш. фольклоре медведь (айыу) выступает в роли мифич. предка, спасителя героев (“Еҙтырнаҡ” — “Медный коготь”), помощника (“Майсарвар”), защитника детей. В легендах и преданиях широко распространены сюжеты взаимопревращения медведя и человека, рождения у женщины от медведя мальчика, обладающего богатырской силой и др. В легендах племени бурзян медвежонок, к‑рого охотник принёс из леса, овладел человеческой речью; от него произошло родовое подразделение айыу. В легендах племени кыпсак основателем родового подразделения айыу был мальчик, рожд. женщиной от медведя. Сходные темы лежат в основе сюжета сказок “Айыукөбәк” (“Медвежонок”), “Айыу егет” (“Медведь-парень”), “Фатима” и др.

С М.к. связаны многие родинные обряды: для лечения бесплодия женщину пропускали через растянутую и высушенную медвежью губу, для благополучного развития плода над дверью прибивали медвежьи когти и лапу, для облегчения родов три раза проводили по пояснице роженицы когтями медведя, читая при этом изречения из Корана (у бурзян).

В традиц. баш. поверьях отдельные части тела медведя служили оберегами: для защиты от злых духов, сглаза на шею младенца или к его колыбели подвешивали медвежьи когти и клыки, в доме жгли клок медвежьей шерсти, под подушку клали кусочек шкуры медведя. Чтобы оградить хозяев дома от злых наговоров, сглаза и несчастий, когти и голову медведя закапывали под порог, череп клали под крышу дома. Медвежью желчь применяли в народной медицине при лечении эпилепсии, болезни лёгких, болей в желудке, печени; при лечении малярии больного закутывали в медвежью шкуру.

М.к. проявляется в поверьях, связанных с традиц. укладом жизни и хозяйством башкир, в к‑ром значит. роль играла охота. Охотники верили, что медведь понимает человеческую речь, и поэтому на охоте называли его иносказательно — “думбай” (неповоротливый), “олатай” (дедушка) и др. У башкир родовых подразделений айыу запрещалась охота на медведя. М.к. прослеживается в традиц. праздниках башкир. До нач. 20 в. после удачной охоты на медведя справляли праздник “Айыу туйы” (“Праздник медведя”): наиб. почётные охотники в медвежьей шкуре или шубе исполняли танцы, имитирующие повадки медведя. Образ медведя нашёл отражение в декоративно-прикладном искусстве башкир.

Почитание медведя как первопредка проявляется в сохранившихся этнонимах, напр., в назв. рода айыу племени усерган и родовых подразделений айыу у племён айле, ирэкте, тамьян, тангаур, усерган и др. О распространении М.к. на Юж. Урале с древности свидетельствуют археол. находки предметов, выполненных в зверином стиле, в к‑ром одной из распростран. фигур был медведь (Филипповские курганыи др.). М.к. был распространён у мн. индоевропейских, кавказских, урало-алтайских и др. народов.

Лит.: Киреев А.Н. Культ медведя в древних верованиях и отражение его в фольклоре башкирского народа //Фольклор народов РСФСР. Уфа, 1979.

А.Ф.Илимбетова


ТОТЕМИЗМ

Текст на башкирском языке

 

Яндекс.Метрика