Материалы

ЗОРОАСТРИЗМ, религия, распространённая в древности и раннем Средневековье в Ср. Азии, Иране, Афганистане, Азербайджане и ряде др. стран Бл. и Ср. Востока. Сохранилась у парсов в Индии и гебров в Иране. Основатель — пророк Зороастр (Заратуштра). Священная книга — Авеста. Согласно учению З., творцами мира выступают Ахурамазда, возглавляющий асуров (духи, олицетворяющие свет и добро), и Анхра-Майнью — дэвов (тьму и зло). Осн. принципы З.: дуализм, противопоставляющий добро и зло; вера в конечную победу добра. Последователи З. верят в бессмертие души, загробный мир и конец света.

Для З. характерно почитание огня, воды, земли, воздуха. Специфичен погребальный обряд З., в к‑ром были запрещены захоронение и сожжение трупов во избежание осквернения земли и огня. Умерших хоронили два раза в год: ранней весной или поздней осенью, в остальное время года тела хранили в домах для мёртвых (дахмы) до тех пор, “пока не прилетят птицы" и “не потекут реки", затем выставляли на солнце. Традиционно трупы размещались на неск. ярусах “башни молчания", где их поедали птицы и ж‑ные (зороастрийцы верили, что птицы уносят душу умершего в царство Ахурамазды), “очищенные" кости сбрасывались в колодец в центре башни.

В наиб. древней ч. Авесты прослеживается противопоставление кочевого (как проявление мирового зла) и оседлого (как проявление добра) образов жизни. Предполож., в среде кочевников Казахстана, Центр. Азии, Юж. Сибири, Юж. Урала и Ниж. Поволжья, в отличие от ортодокс. З. ср.-азиат. и ближневост. гос‑в, получили распространение идеи З., тесно связанные с местными религ. культами. Они положили начало новой религии, к‑рая по предложению В.В.Бартольда, была названа “маздеизмом". Зороастрийско-маздеистские идеи были знакомы древним племенам Урало-Поволжья, об этом свидетельствуют: один из осн. видов погребений, существовавших в нач. 2‑го — 1‑м тыс. до н.э. — наземные захоронения на поверхности возвышенных мест с сооружением кам. насыпи над ними или в могильных ямах глуб. 20—40 см (выделены археологом А.Х.Халиковым в погребениях племён ананьинской культуры, а также в могильниках бахмутинской культуры, курганах баш. племён 9—11 вв.); баш. сказания, напр., “Ҡыу баш" — “Череп" (расположение черепа на поверхности земли), “Сәскә" — “Цветок" (установление рядом с трупом мешка с зерном в качестве приманки для птиц) и др.; идейно-композиц. сходство с Авестой баш. эпосов “Урал-батыр" и “Акбузат", совпадение в именах и характеристиках их героев (Йима — Хумай, Ажи Дахака — Кахкаха, птица Сенмурв — Самрау и др.).

У башкир сохранился обычай называть людей, участвующих в опускании умершего в могилу, “һөйәккә килеүселәр" (букв. “пришедшие на кости"); существует поверье, что прилёт ворона предвещает скорую смерть (“ҡоҙғон килһә — үлек сыға"). С зороастр. представлением о переносе птицами души человека также связаны характерные для баш. народа культ птиц, для марийцев Башкортостана — обычай устанавливать у изголовья умерших длинные шесты с фигурками птиц. 

Н.А.Мажитов


ВЕРОВАНИЯ ДОИСЛАМСКИЕ

Текст на башкирском языке

 

 

Яндекс.Метрика