Материалы

ДИАЛЕКТ СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ, один из диалектов башкирского языка. Распространён в Аскинском, Бакалинском, Балтачевском, Белебеевском, Благоварском, Благовещенском, Буздякском, Бураевском, Дюртюлинском, Ермекеевском, Илишевском, Караидельском, Краснокамском, Кушнаренковском, Мишкинском, Татышлинском, Туймазинском, Чекмагушевском, Шаранском, Янаульском р‑нах РБ, а также в прилежащих к ним частях РТ, Пермского края и Свердловской области. В Д.с.-з. выделяют 5 говоров: гайнинский, кара‑идельский, нижнебельско-ыкский, среднеуральский, таныпский. Осн. фонет. признаки Д.с.-з.: употребление согл. [ч] вместо [с]: лит. “аҡсарлаҡ” (чайка) аҡ[с]арлаҡ — диал. аҡ[ч]арлаҡ и т.д.; согл. [ж] вместо [й] в нач. слов: лит. “йомғаҡ” (клубок) [й]омғаҡ — диал. [ж]омғаҡ и т.д.; переход сочетания [өй] в [ү]: лит. “өйрәнеү” (учиться) [өй]рәнеү — диал. [ү]рәнеү, “һөйләү” (рассказывать) һ[өй]ләү — с[ү]ләү и т.д.; выпадение согл. [һ] в арабизмах: лит. “һәйбәт” (хороший) [һәйбәт] — [әйбәт] и др. Кроме того, в караидельском говоре наблюдаются употребление диссимилятивных сочетаний [рт], [лт], [мт], [нт], [мк], [мҡ], [нҡ], [ңҡ] (как в ср. говоре диалекта южного): лит. “бында” (здесь) бы[нд]а — диал. мы[нт]а, “барҙы” (ходил) ба[рҙ]ы — ба[рт]ы и т.д.; согл. [ҙ] в начале аффиксов и частиц вместо [л], [н], [д]: лит. “ҡалала” (в городе) ҡала[л]а — ҡала[ҙ]а, “барһа ла” (даже если пойдёт) барһа [л]а — барһа [ҙ]а и т.д.; переход сочетания [өй] в гласный [и] (кроме позиции перед согл. [р]): лит. “төймә” (пуговица) т[өй]мә — т[и]мә и т.д.; лабиализация гласных [ы] и [эе]: лит. “шыма” (гладкий) ш[ы]ма — диал. ш[оо]ма, “сепрәк” (тряпка) с[эе]прәк — с[ө]прәк и др. Осн. граммат. признаки Д.с.-з.: продуктивность словообразоват. аффиксов ‑ма/‑мә, ‑ыҡ/‑ек: “болама” (беспорядок), “ҡатыҡ” (жёсткий) и т.д.; функционирование формы прошедшего времени глагола в сочетании с аффиксом ‑ғаныйы/‑гәнейе наряду с лит. вариантом ‑ғайны/‑гәйне: лит. “саҡырғайным” (я позвал) — диал. “чаҡырғаныйым” и “чаҡырғайным”, “үҫтергәйнек” (мы вырастили) — “үстергәнейек” и “үстергәйнек” и т.д., архаичной формы повелит. наклонения глагола в сочетании с аффиксом ‑ың/‑ең: лит. “алығыҙ” (возьмите) — диал. “алың”, “китегеҙ” (уходите) – “китең” и т.д., вариантов аффиксов ед. (‑сың/‑сең и ‑сын/‑сен) и мн. (‑сыз/‑сез и ‑сығыҙ/‑сегеҙ) числа в парадигме 2‑го лица глагола: лит. “һорайһың” (спрашиваешь) — диал. “сурайсың” и “сурайсын”, “бараһығыҙ” (идёте) — “барасыз” и “барасығыҙ” и т.д.

Лит.: Башҡорт һөйләштәренең һүҙлеге. 3сө т. Көнбайыш диалект. Өфө, 1987; Миржанова С.Ф. Северо-западный диалект башкирского языка (формирование и современное состояние). Уфа, 1991; Шәкүр Р. Башҡорт диалектологияһы. Өфө, 2011.

 М.И.Дильмухаметов, Н.Х.Ишбулатов

 


ДИАЛЕКТЫ БАШКИРСКОГО ЯЗЫКА

Яндекс.Метрика