Материалы

ВРЕМЯ глагольное, грамматическая категория, являющаяся языковым отражением объективного времени посредством противопоставления друг другу врем. форм. Грамматич. значение категории В. выражается только в форме изъявит. наклонения и указывает на соотнесённость реального действия с грамматич. точкой отсчёта времени как предшествующее ей (прошедшее время), одновременное (настоящее время) или следующее за ней (будущее время).

В совр. башкирском языке категория В. представлена многообразием грамматич. форм, к‑рые различаются: а) по структуре – синтетич. (образуются путём присоединения аффиксов к спрягаемой глагольной основе) и аналитические (образуются сочетанием форм деепричастия или причастия со вспомогат. глаголами “бул‑”, “тор‑”, “ине‑”); б) по семантике – определённые (выражают значение очевидного действия, в осуществлении к‑рого говорящий твёрдо убеждён) и неопределённые (обозначают действие, осуществление к‑рого подвергается сомнению).

Прошедшее время. В баш. яз. выделяют абсолютное и относит. значения прошедшего времени. Абсолютное значение указывает на соотнесённость действия с моментом речи и представлено след. грамматич. формами: 1) прошедшее определ. время, образуется при помощи аффикса ‑ды и его фонет. вариантов (см. Морфемика): “сыҡты” [он(а) вышел(ла)]. Служит для описания событий прошлого, участником или очевидцем к‑рых был сам говорящий, а также событий прошлого, участником или очевидцем к‑рых говорящий не был, но убеждён в их достоверности; 2) прошедшее неопредел. время, образуется при помощи аффикса ‑ған. Во 2‑м и 3‑м лице обозначает событие прошлого, участником или очевидцем к‑рого говорящий не был и не убеждён в достоверности произошедшего: “киткән” [он(а) ушёл(ла)]; в 1‑м лице данная форма приобретает значение перфекта: “яңылышҡанбыҙ” (мы ошиблись); 3) давно прошедшее определ. время, имеет неск. аналит. форм: сочетание деепричастия на ‑а со вспомогат. глаголом “торғайны‑”: “күҙәтә торғайным” [я наблюдал(а)]; сочетание причастия на ‑ыр со вспомогат. глаголом “ине” (только в 3‑м лице): “торор ине” [он(а) вставал(а)]; а также сочетание деепричастия на ‑а со вспомогат. глаголом “торған булды”: “килә торған булды” [он(а) приходил(а)]; и сочетание причастия на ‑ыр со вспомогат. глаголом “булды”: “һөйләр булды” [он(а) рассказывал(а)]. Выражают значение события, неоднократно происходившего в отдал. прошлом, при этом говорящий являлся его участником или очевидцем; 4) давно прошедшее неопредел. время представлено двумя аналит. формами: сочетанием причастия на ‑ыр со вспомогат. глаголом “булған”: “килер булған” [он(а) приходил(а)]; и сочетанием деепричастия на ‑а со вспомогат. глаголом “торған булған”: “ҡайта торған булған” [он(а) возвращался(лась)]. Осн. грамматич. значением обеих форм является описание повторявшегося в отдал. прошлом события, участником или очевидцем к‑рого говорящий не являлся.

Относит. значение указывает на соотнесённость действия с др. врем. формой, представл., как правило, в предыдущем контексте или в рамках одного и того же предложения; выражается в след. грамматич. формах: 1) прошедшее незаконч. время, образуется при помощи сочетания деепричастия на ‑а со вспомогат. глаголом “ине”: “беҙ сыҡҡанда, ул ҡайтып килә ине” [когда мы вышли, он(а) возвращался(лась)]; обозначает соотнесённое с др. действием прошлое, участником или очевидцем к-рого являлся сам говорящий; 2) предпрошедшее определ. время, образуется при помощи аффикса ‑ғайны: “улар ҡайтҡанда, мин йоҡлағайным” [когда они вернулись, я уже спал(а)]; обозначает очевидное событие прошлого, произошедшее ранее другого соотнесённого с ним события; 3) предпрошедшее неопредел. время, образуется при помощи сочетания причастия на ‑ған со вспомогат. глаголом “булған”: “малай килгәндә, улар йәшенгән булған” (к приходу мальчика они успели спрятаться); указывает на событие прошлого, произошедшее ранее другого соотнесённого с ним события, при этом говорящий не являлся его участником или очевидцем.

Настоящее время образуется при помощи аффикса ‑а и отличается разнообразием грамматич. значений. Категориальное значение наст. времени – указание на совпадение действия с моментом речи, т.н. настоящее актуальное; обычно выражается аналит. формой – сочетанием деепричастия на ‑ып со вспомогат. глаголом “ултыр‑”, “йөрө‑”, “тор‑”, “ят‑”, “кил‑”, “бар‑”: “ҡайтып килә” (возвращается). Настоящему актуальному противопоставлено настоящее неактуальное, представленное неск. разновидностями: 1) наст. абстрактное, служит для обозначения повторяющегося или длительного действия, к‑рое выражается семантикой глагола или в контексте: “республикабыҙҙа дүрт миллиондан артыҡ халыҡ йәшәй” (в нашей республике более четырёх миллионов человек живёт); или обозначает ситуацию, к‑рая является постоянной, характеризует типичные явления окружающей действительности; данное значение наиб. чётко прослеживается в пословицах и поговорках: “күлде ҡамыш матурлай, ирҙе намыҫ матурлай” (озеро камыши украшают, мужчину честь украшает); 2) наст. изобразительное, используется в худ. описаниях и не связано с моментом речи, приобретая вневременное значение. Особым типом употребления формы наст. времени является перенос действия в др. врем. план: 1) изображение событий прошлого как современных (т.н. настоящее историческое), употребляется в худ.-изобразит. речи; 2) выражение намерения совершить действие в ближайшем будущем (как правило, в сочетании с наречиями времени); наиб. характерно для глаголов движения: “иртәгә китә” (завтра уедет).

Будущее время имеет две грамматич. формы: 1) будущее неопредел. время, образуется при помощи аффикса ‑ыр; особенностью его грамматич. значения является модальное значение неуверенного предположения о последующем событии: “осрашырбыҙ” (возможно, встретимся); 2) будущее определ. время, образуется при помощи аффикса ‑асаҡ: “һаҡланасаҡ” (непременно сохранится); выражает значение последующего события, в совершении к‑рого говорящий твёрдо убеждён; преим. употребляется в публицистич., офиц.-деловой речи.

Лит.: Киекбаев Ж.Ғ. Хәҙерге башҡорт теле. Өфө, 1966.

М.В.Зайнуллин


Грамматические категории

ГЛАГОЛ

Текст на башкирском языке

 

Яндекс.Метрика