Материалы

ДЕТСКАЯ БЕСПРИЗОРНОСТЬ, отсутствие у детей и подростков нормальных условий жизни (пост. места жительства или пребывания, мед. обслуживания и пр.), семейного или гос. попечения. Д.б. является крайним проявлением и одним из следствий безнадзорности детей, т.е. отсутствия контроля за поведением и занятиями детей ввиду ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию, обучению, содержанию со стороны родителей или лиц их заменяющих.

Д.б. возникает в результате экон. кризисов, снижения качества и соц. значимости морали и культуры, кризиса института семьи, падения уровня жизни, безработицы, войн, революций, голода, стихийных бедствий и др. потрясений, влекущих за собой сиротство детей. Д.б. неизбежно сопутствуют правонарушения, преступность, алкоголизм, наркомания, проституция несовершеннолетних. Обязанности по защите прав и интересов детей находятся в ведении органов опеки и попечительства (при органах местного самоуправления). Дети, оставшиеся без попечения родителей, могут быть устроены в семьи на усыновление, опеку-попечительство, в приёмную или патронатную (замещающую) семью, семейную воспитат. группу, гос. учреждения.

В Башкортостане Д.б. приняла угрожающий характер после Первой мировой войны и революции 1917. В 1919 при Башревкоме был создан НК соц. обеспечения, в числе задач к‑рого был контроль над Д.б. В 1921 при Гл. управлении Баш. милиции была сформирована соц. инспекция (дет. милиция), при БашЦИК — Комиссия по улучшению жизни детей. Пик Д.б. связан с голодом 1921—22. Дети вынуждены были уходить из сел. районов в города, обращаться за помощью в дет. учреждения. В апр. 1921 таких обращений в Уфе насчитывалось до 10–15 в день, в июне – более 180. Ок. 12 тыс. детей было эвакуировано в т.н. “хлебные губернии” (в 1922–24 осн. масса была реэвакуирована). Работа с детьми до 3 лет находилась в ведении НК здравоохранения, с детьми и подростками 3—17 лет – НК просвещения. Положительную роль в борьбе с Д.б. сыграли детские организации, комсомольские объединения. К нач. 1930‑х гг. массовая уличная беспризорность в респ. была в осн. ликвидирована.

В условиях голода 1931—32 и политических репрессий уровень Д.б. вновь вырос; в 1932 насчитывалось ок.2 тыс. беспризорных детей, значит. часть к‑рых составляли дети раскулаченных крестьян и высланных в спецпосёлки. Борьба с Д.б. осуществлялась комиссиями по делам несовершеннолетних, отделом соц.-правовой охраны несовершеннолетних при НК просвещения и др. В соотв. с пост. ЦК ВКП(б) “О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности” (1935) возраст наступления уголовной ответственности (в т.ч. за бродяжничество и тунеядство) был снижен до 12 лет, исправительные учреждения для малолетних правонарушителей из ведения НК просвещения, НК юстиции переданы НКВД. Насаждалось принудительное патронирование.

В годы Великой Отечественной войны в БАССР эвакуировались жители и дет. учреждения прифронтовых районов. Из районов в Уфу направлялись дети для устройства в дет. учреждения (в 1941 из Буздякского р‑на прибыло 169, Иглинского – 87, Кушнаренковского – 81, Чекмагушевского – 85 чел. и т.д.). В 1942—43 приняты пост. СНК СССР “Об устройстве детей, оставшихся без родителей” и “Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством”, согласно к‑рым предусматривалось создание при местных советах комиссий по устройству детей, оставшихся без родителей, и организация в составе органов внутр. дел отделов по борьбе с Д.б. и безнадзорностью. Детей, не достигших 3‑летнего возраста, направляли в дома ребёнка, более старших – дет. приёмники-распределители. Из приёмника дети 3—14 лет могли быть определены в семьи и детские дома, 14—16 лет – проф. уч‑ща. Дети с девиантным поведением, неоднократно убегавшие из дет. домов, обычно определялись в дет. колонии НКВД. В 1944 уровень Д.б. в респ. резко возрос в результате высокой смертности нас. от эпидемии септической ангины.

К 1943 в БАССР было выявлено 2,2 тыс. беспризорных и безнадзорных детей, из них 1,6 тыс. передано в дет. учреждения, более 500 – на патронирование; в 1946 — ок. 7 тыс. сирот и полусирот, из к‑рых ок. 2 тыс. детей было устроено в семьи, 1,4 тыс. – в дет. учреждения, 743 – на работу, 2,6 тыс. детей находилось у родственников или на содержании колхозов; в 1947 – 6,2 тыс. детей и подростков (в т.ч. 85% — сироты), из них 55% было передано в дет. дома, 8% возвращено родным, 6% устроено на работу, 5% направлено в колонии. В 1964 решением СМ СССР колонии для несовершеннолетних были преобразованы в спец. школы и спец. ПТУ; в БАССР спец. школой для несовершеннолетних правонарушителей стала Бирская воспитательная колония.

В 1965 принято пост. ВС БАССР “О серьёзных недостатках в охране законных прав и интересов несовершеннолетних в республике”, выполнение к‑рого было возложено на Мин‑во просвещения. В 1960‑е гг. среди разл. форм устройства беспризорных детей наибольшее предпочтение отдавалось семейным вариантам, в т.ч. усыновлению: в 1967 передано в семьи ок. 7 тыс. детей, из к‑рых 3,5 тыс. было усыновлено. В числе профилактич. мер практиковалось подключение общественности; напр., при Тресте №21 работал Совет содействия семье и школе, на заседания к‑рого приглашались родители, не интересовавшиеся воспитанием своих детей. Разл. формы принимало предупреждение соц. сиротства – материальная поддержка малоимущих семей, повышение пособий по беременности и родам и т.п.

В нач. 1990‑х гг. возникла новая волна Д.б. (т.н. “дети улиц”); к причинам Д.б. добавились урбанизация, миграц. процессы, рост числа детей, рождённых вне брака, бездуховность и распад семьи, неудовлетворённость потребностей детей и молодёжи в образовании, приобщении к культуре. Были приняты указ Президента РФ “О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90‑е годы” (1992), Семейный кодекс (1995), федер. законы “Об основных гарантиях прав ребёнка в РФ” (1998), “О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей” (2001) и др.

С 1997 пост. Пр‑ва РФ утверждаются федер. целевые программы по улучшению положения детей в стране, объединённые в 1998 в Президентскую программу “Дети России”. Работа по организации профилактики безнадзорности и правонарушений детей и подростков осуществляется Межведомств. комиссией по делам несовершеннолетних при Пр‑ве РФ. Всё более значимым для реализации политики в интересах детей становится взаимодействие гос. органов власти с обществ. объединениями, неправительств. орг‑циями (Детский фонд, Фонд поддержки соц. инноваций, Междунар. союз соц. защиты детей). В РБ действуют законы “О государственной системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав в Республике Башкортостан” (1998), “Об организации деятельности органов опеки и попечительства в Республике Башкортостан” (2002), Президентская программа “Дети Республики Башкортостан” (2006—10) и др. В 2009 учреждена должность Уполномоченного по правам ребёнка в Республике Башкортостан.

Особое значение в оказании экстренной соц., психол. помощи, предоставлении при необходимости врем. жилья, подготовке к проживанию в интернатном учреждении или семье имеют специализир. учреждения (см. Подростковые клубы и молодёжные центры, Приюты, Психологическая служба). В 2009 в Башкортостане выявлено 3,8 тыс. детей и подростков, оставшихся без попечения родителей, из них 2,8 тыс. устроено под опеку (попечительство), на усыновление, 754 – в образоват., мед. орг‑ции, организации, оказывающие соц. услуги, 53 – в учреждения нач., ср. и высш. проф. образования на полное гос. обеспечение, 195 – возвращены родителям.

Лит.: Мустафина Ф.Х. Народное образование в Башкирской АССР. Уфа, 1960; Профилактика безнадзорности, беспризорности и правонарушений несовершеннолетних. Уфа, 2002.

А.И.Кагарманова


ДЕТСКИЕ ДОМА

ДЕТСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

ГОЛОД

ПРИЮТЫ

Текст на башкирском языке

 

Яндекс.Метрика