Материалы

ВОЕННОПЛЕННЫЕ, в междунар. праве военнослужащие, ополченцы, партизаны и иные комбатанты, оказавшиеся во время вооруж. конфликта во власти противника. Режим плена регулируется положением о законах и обычаях сухопутной войны (приложение к 4-й Гаагской конвенции 1907) и Женевской конвенцией 1949 об обращении с В.

В ходе рус.-польской войны 1654—67 часть пленных литовцев и поляков из Белой Церкви, Гродно, Липецка, Минска, Смоленска, Юрьева и др. городов была направлена на жительство в Уфимский уезд и зачислена на рус. службу (см. Шляхта полоцкая и смоленская). В 1710—17 в Уфе дислоцировался драгунский полк, состоявший из саксонцев, сдавшихся в плен в 1709. В 1772 в Оренбургской губернии было размещено ок. 100 пленных польских конфедератов. Во время Отечественной войны 1812 и заграничных походов русской армии 1813—14 ок. 1,5 тыс. В. было распределено по крепостям Оренбургской линии; в мае 1814 они были освобождены, 48 чел. приняли рус. подданство и поступили на службу в Оренбургское казачье войско. 2,8 тыс. бывших офицеров и солдат, захваченных в качестве В. при подавлении польского восст. 1830—31, было переведено на службу в Отдельный Оренбургский корпус.

В Первую мировую войну в Казанском военном округе к 1917 находилось более 300 тыс. В. и десятки тыс. интернированных подданных Австро-Венгрии, Германии и Турции. К 1918 в Уфимской губернии было размещено 15,7 тыс. В. и 17 тыс. интернированных австро-венг. и герм. подданных. Они привлекались к труду на Аша-Балашовском заводе, Белорецком заводе, Богоявленском заводе, Миньярском заводе, Саткинском заводе, Симских заводах, на пр-тиях гг. Стерлитамак, Уфа и др., к с.-х. работам. Интересы В. представляли делегаты шведских королевской миссии и Красного Креста, в июле уполномоченный Центр. коллегии по делам В. и беженцев С.Л.Светлик, с июля делегаты посольства Дании, в июле — дек. 1919 рев. Австро-Герм. совет (А.Фрелих).

К весне 1918 в Уфе находилось ок. 8 тыс., в Уфим. у. — 5 тыс. В., часть из них приняла участие в установлении советской власти и в Гражданской войне на стороне Кр. Армии. После заключения мира между РСФСР и странами Четверного союза (г.Брест-Литовск, март 1918) началась репатриация бывших В. и интернированных. Вопросами регистрации и репатриации В. до июня 1918 занимался отдел регистрации граждан Уфим. губ. СНК, до янв. 1919 уфим. губ. комиссар по делам беженцев и В. (Светлик), в янв.—марте 1919 губ. коллегия о пленных, в марте—июне воен. власти Русской армии, до апр. 1920 губ. коллегия НКВД о пленных и беженцах, до дек. 1921 губ. управление НКВД по эвакуации населения, до авг. 1922 линейный эвакуационный пункт НКВД.

В февр. 1919 в Уфим. губ. насчитывалось 14 тыс., в Малой Башкирии — 5 тыс. бывших В. и интернир. иностранцев; бол-во В. покинуло Башкортостан в дек. 1920 — февр. 1921, часть — осталась в РСФСР.

В период Второй мировой войны с 1940 в с.Алкино Чишминского р-на БАССР находился лагерь польских военнослужащих, интернированных в 1939 в ходе присоединения Зап. Белоруссии и Зап. Украины к СССР; в 1942 они приняли участие в формировании польской армии под команд. ген. В.Андерса. В 1941—55 в БАССР размещалось неск. лагерей В. (к весне 1946 ок. 7 тыс. человек). Во 2-й пол. 40-х гг. в Алкино и др. насел. пунктах БАССР находились фильтрац. лагеря для бывших сов. граждан, вернувшихся из плена на родину.

Лит.: Данилов В.А. Интернационалисты на Урале и в Сибири. Свердловск, 1972.

Г.В.Мордвинцев, Р.Н.Рахимов


Войны, военные конфликты и походы

Яндекс.Метрика